Для начала стоит отметить, что большинство людей сегодня придерживаются той позиции, что, если в историческом документе или в любом другом месте что-то написано, то, соответственно, ответственность лежит на другом человеке, на том, кто это написал. В случае, если источник является достойным, то его принимают и никаких других доказательств более не требуется. Проблема с этим заключается в том, что все это поняли и начали так делать. Схема, которую придумывают постоянно люди, они же ее потом внедряют и используют.

Еще со времен Советского Союза бытует фраза, которую больше принимают за миф, что «признание — царица доказательств». Это крылатое выражение приписывают ген. прокурору СССР, кандидату в члены Президиума ЦК КПСС — Андрею Януарьевичу Вышинскому.

Вот, что по этому поводу говорил сам А. Я. Вышинский:

«В достаточно отдаленные времена, в эпоху господства в процессе теории так называемых законных доказательств, переоценка значения признаний обвиняемого доходила до такой степени, что признание себя виновным считалось за непреложную истину, даже, если это признание было вырвано у него пыткой, являвшейся в те времена чуть ли не единственным процессуальным доказательством, «царицей̆ доказательств».

Так и в науке: если имеется письменный источник, то есть на кого переложить ответственность. В противном случае на такой источник никто не будет ссылаться.  В большинстве энциклопедий, научно-популярных журналах действует одна и та же схема. Здесь стоит подчеркнуть, что схемы появляются и становятся общепринятыми и все их повторяют, и весь смысл состоит в том, что повторяют не день, не два, не год, а десятилетия. Однако, не всегда так происходит в действительности.

Например, ученый занимается определенными исследованиями и работает только с одним видом источников — судебными протоколами. В жизни такой способ работы позволил ему добиться признания в научном мире. Необходимо упомянуть, что судебный протокол — это государственный документ. Никто не будет спорить, что дело настоящее, оформлено по всем правилам, сдано в архив, а оттуда уже берутся данные. В таком случае по возможности ученые ссылаются на государство. На практике можно увидеть такой механизм работы. Тем не менее, на такой способ действия можно посмотреть с научной точки зрения.

При изучении необходимого явления возникает вопрос, можно ли доверять тому, что написано в судебном протоколе? Ведь, не исключено, что человек, когда ему кто-то собирается вынести приговор в суде, сделает все, чтобы не сесть в тюрьму. В том числе, где гарантия того, что подсудимый говорил правду? По крайней мере, если он начнет говорить правду,— его посадят в тюрьму. Можно ли утверждать, что все, что написано в материалах досудебного следствия является ложью? Тот, кто не знаком с адвокатурой и юстицией, возможно, не знает, что фактически уголовное дело и то, что написано в самом деле — это не одно и то же. Существует понятие сделки с правосудием, состязательности сторон, прокурор с адвокатом могли договориться, что-то убрать из дела или, наоборот, добавить. В действительности можно сказать, что любое уголовное дело — это абсурд, если оно не несет в себе линейный характер? Например, среди украинских юристов бытует фраза: «есть такое уголовное дело, которое в принципе не требует рассмотрения».

Например, произошло убийство, человек сдался с повинной, возбудили уголовное дело, нашли тело, провели следственный эксперимент, определенные процедуры и виновного посадили».

Обычно, досудебное следствие — самая абсурдная стадия уголовного процесса, которая существует в мире, потому что нельзя не учитывать понятия тактики, выгоды и т.д. Досудебному следствию нужен результат.

Во французском кинофильме «Такси», режиссера Жерара Пиреса, есть следующий диалог: «- Ты же хотел взять его с поличным, а как же доказательства? — А мы их найдем потом, мы всегда так делаем».

Это не значит, что все судебные протоколы неправильные. Речь идет об общей массе, где они совершенно разнородные по смысловой нагрузке, смысловому фактору и правдивости информации. Если человек принимает их за чистую монету, без дополнительной проверки, то может вводить себя и других в заблуждение. Одного письменного источника не достаточно для научного обоснования. При этом, для собственных выводов не запрещается кому-либо отдать предпочтение какому-то одному источнику.

Использование предложенной в этой книге методологии исключает ошибку при выводах. Во-первых, при исследовании изучены разные источники информации. Как упоминалось ранее, использованы три вида источников: архитектура, документы и результаты исследования криминальной традиции (рис. 1).


Рис. 1. Ключевые показатели

 

Первое, что стоит отметить, эти источники — мультиязычные, то есть в исследованиях рассматриваются, изучаются разные государства, группы людей, которые разговаривают на разных языках, архитектура на территории Европы. Такой разносторонний анализ делает выводы достоверными, так как они получены на основании источников; не субъективными, как могло бы быть при анализе только одного документа. Ведь, людям, которые говорят на разных языках, гораздо сложнее договориться между собой, также сопоставить, направить результаты с трех точек в выгодное русло тоже практически невозможно.

Анализ архитектуры сопоставляется с результатами анализа документов по одному и тому же явлению, и анализом криминальной традиции исследуемого региона. В результате такой работы появляется определенный ключевой показатель. Этот показатель возникает, когда результаты анализа трех рассмотренных источников сходятся в одну точку, таким способом сводятся и совпадают все полученные данные. В таком случае полученные результаты подтверждаются тремя типами источников. Следовательно, для получения объективных выводов, достоверных данных источников меньше трёх быть не может.

Следует обратить внимание, что рассмотренные и предложенные в рамках используемой методологии источники независимы между собой (рис. 2).

Архитектуру никак не получится соотнести с бумагами и документами в архиве, кроме рассматриваемых данных и полученных результатов анализа каждого объекта отдельно. Также, как и криминальные традиции и документальные источники — это не одно и то же. Тем более, исследование и изучение указанных источников информации требует использования специальной отдельной для каждого вида источника методологии, они также являются разнородными относительно даты возникновения. Например, архитектурное сооружение может возникнуть 500 лет назад, а криминальная традиция — 300 лет назад. Если эти разнородные источники дают одинаковую информацию на вопрос, который ставит перед собой ученый, то возникает общий ключевой показатель.

Ключевой̆ показатель — то, что подтверждается разнородными источниками минимум с из трех блоков источников. Здесь возникает следующий этап — метод анализа ключевых показателей. В результате все, что ученому удалось узнать в течение первого этапа анализа источников, делится на 2 колонки: на то, что подтвердилось из трех источников и нет. Далее к тому, что не подтвердилось, начинают применяться следующие виды анализа.

 

1.  ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Проведение такого анализа является достоверным методом получения информации.

На данном этапе методологии исследования того или иного явления, предмета, предполагается, что могут быть использованы различные лингвистические методы исследования письменных источников. Однако, необходимо использовать те методы, впоследствии которых, полученные результаты, выводы или данные будут полезны для исследования. На основе которых можно ответить на поставленные вопросы в ходе работы.

Тем не менее, существует отдельная дисциплина «Лингвистический анализ текста», следовательно, по данному направлению разработана необходимая методология, выведены эффективные подходы и способы работы, также это свидетельствует о том, что в мире по этому направлению существует ряд специалистов, написано достаточное количество трудов; также в этой сфере наработана определенная практика проведения анализа и работы с текстом, так как эта дисциплина имеет не только теоретический характер, но и практическое ориентирование. В разного рода исследованиях могут использоваться количественный анализ, метод контент-анализа, валентный анализ, методы и средства когнитивной компьютерной графики и т.д. Следует отметить, что лингвистический анализ может проводится на стыке наук и дисциплин, некоторые из них учитываются, как составляющие для проведения самого анализа, такой подход повышает достоверность полученных данных и снижает возможную вероятность ошибки. Лингвистический анализ проводится с учетом таких дисциплин, как: «Теория языка», «Теория речевого воздействия», «Лингвистическая практика», «Особенности национальных вариантов изучаемых языков», также и на стыке наук, таких как: философия, психология, социология, лингвистика и др.

Эффективность применения, достоверность и точность данных лингвистического метода анализа рассмотрены, исследованы и изучены многими учеными. В том числе, в середине XX века Эмиль Бенвенист предвещал «формальное» будущее лингвистики, подчеркивал ее направление к точности, прежде всего, прогнозировал изменение в отношении к объекту:

«Если наука о языке должна выбирать себе образец для подражания, то им будут науки математические или дедуктивные, которые представляют свой объект в полностью рациональной̆ форме, сводя его к совокупности объективных свойств, получающих постоянные определения. Из этого следует, что лингвистика будет становиться все более и более «формальной», по крайней мере, в том смысле, что язык предстанет, как некоторая совокупность всех своих наблюдаемых форм».

С развитием информационных технологий и автоматизированных систем все больше внедряется автоматизация проведения лингвистического анализа, что делает его более доступным для каждого ученого. В том числе в разных точках мира ведутся исследования, проводятся эксперименты, исследователи все больше изучают различные субкультуры, традиции, древние языки, жаргоны и пр., что позволяет глубинно провести данный вид анализа.

Например, лингвистический анализ текста можно провести по представленной ниже схеме (рис. 2).

 

Рис. 2. Пример лингвистического анализа текста

 

 

Представленная на рисунке модель предназначена для автоматизации анализа ответов, предполагается, что анализ будет проводиться с русским текстом, определяется смысл предложения относительно смыслового значения слов. Все необходимые сведения для проверки или проведения анализа содержатся в словаре. В словаре, при необходимости, также можно узнать всю необходимую информацию об основах и окончаниях слов.

В данном примере рассматриваются морфологическая, синтаксическая и семантическая зоны. К морфологической зоне относятся все данные о частях речи и морфологическом типе. К синтаксической зоне относят возможные морфологические выражения для каждого слова, часть речи и падеж подчиненного слова. В семантической зоне рассматриваются слова, которые соотносятся по классам, объединены определенными признаками. Подсистема обработки текста выполняет морфологический анализ текста, синтаксический анализ текста, семантический анализ слов. Более детально ознакомиться с элементами, результатами применения представленной схемы можно в разработках Р. Р. Родоманова и Н. М. Богатова.

В исследованиях определенных групп, субкультур, традиций, в том числе и криминальных и прочих явлений на базе НИИ доказана эффективность применения метода лингвистического анализа в исследованиях диалектов, сленгов, жаргонов определенных групп лиц. База для проведения анализа формируется из всех собранных источников необходимого жаргона. Обычно используется специализированная литература, словари, сборники жаргонов, проводится анализ работ и исследований других ученых по данной тематике. Следует отметить, что практически всегда, при исследовании европейских криминальных традиций, европейского мистицизма данные источники требуют отдельного внимания и дополнительных ресурсов. В первую очередь, их необходимо собрать и перевести на доступный язык для того, чтобы работать с ними в дальнейшем. Однако, проведенный анализ и изучение соответствующих работ формирует мощную доказательную базу исследования.

Например, если определенного названия, понятия, явления, предмета не существует в исследуемом языке, жаргоне, сленге, лингвистике, то есть не встречаются слова, которое характеризовали или указывали бы на предмет исследования, это означает, что его не существовало, или исследуемая группа лиц его не использовала, поэтому не было необходимости выделять для него специальное слово или словосочетание.

Например, если нет слова «стол», значит стол не использовался определенной группой лиц.

В НИИ проведены исследования криминальной субкультуры юга Италии (см. главу 6 или подробное описание исследования и результатов можно найти в книге «Обманчивая тишина»). В рамках данного эксперимента (на данный момент речь идет только об исследовании жаргона, так как это только элемент общего исследования данной субкультуры) на русский язык был переведен и исследован ряд книг по данной тематике.

В данном случае для проведения исследования их собрать было не просто, так как данная организация является за- крытой. В исследовании проводился анализ на использование определенных видов оружия представителями данной субкультуры, из других источников узнать точный ответ на данный вопрос было практически невозможно. Параллельно по данному вопросу, касательно оружия, научная группа работала в разных областях, с экспертами, с дополнительной литературой, также применялись другие способы и методы исследования, которые были возможны в данном случае. В том числе на базе НИИ была поставлена серия практических экспериментов по работе с разными видами оружия в рамках выведенных достоверных параметров, требований, намерений, условий исследуемой организации.

Как только был применен лингвистический анализ, то многое, так сказать, стало на свои места. Был значительно ограничен круг рассматриваемого оружия. Впоследствии, после проведенных практических экспериментов с необходимым оружием и в условиях Калабрийской местности, то есть на территории происхождения, выводы с разных сторон полностью совпали.

Поэтому можно с вероятностью 100% утверждать, что, если в языке существует название — это означает, что есть и явление. Теоретически невозможно сохранить в языке или жаргоне название без самого явления, так как очевидно, что со всеми не получится договориться. Более того, язык — лингвистическая парадигма — дает историческую транспортную систему: как менялось что-либо в результате изменения языка, в каких годах что появлялось.

При применении этого анализа ко второй парадигме была использована историческая парадигма анализа условий.

Существуют качественные данные, подтвержденные из всех трех видов источников (см. выше), после этого исследование проводится непосредственно на месте данного явления, и чем ближе к источнику (например, на юге Италии), тем лучше. Эти явления идут параллельно с исторической парадигмой, таким способом выявляется не написанная история, а фактическая, как происходило на самом деле. Потом сравнивается то, что получено, с тем, как это возникало. Этот способ можно использовать для поиска природы возникновения явления. Если возникает ситуация, что данные не сходятся с трех точек, тогда какая-то часть является не достоверной, например, исторический анализ может не соответствовать, так как исторические источники могут быть переписаны или закрыт к ним доступ вообще; также и система может быть неверно выстроена.
Отсюда возникает относительная зависимость «больше-меньше», и тогда в исследование включаются следующие какие-то три анализа, чтобы выбрать из двух: либо принять версию исторической линии, либо аналитической. Три метода применяются для того, чтобы не осталось пары. Когда используются три метода, обычно анализируют такие вещи, как параллельные системы, например, живопись. В исследование можно включить, в том числе, анализ живописи того времени. Например, если исследовать такой вопрос, как: какое оружие использовали в то время, то его аналоги можно будет найти в этой отрасли, так как некоторые художники передают картину прошлого, то что видят, если определенный вид оружия в то время считался обычным атрибутом, то у них он не вызывает никаких сомнений, поэтому будет присутствовать на холсте. Точно такое же исследование можно провести и в скульптуре того или иного региона.

Фрагмент Хроники из экспедиционной деятельности и исследований:

«Я спрашивал, были ли местные художники, есть среди них какие-то знаменитые, я изучал их картины. Здесь я могу исследовать параллельную систему, связанную с ремеслом. Многим местным жителям, а кузнецы есть? Говорят: «Да».

— А нож он может мне сделать? В итоге, мне куют нож
и я понимаю, что технические элементы свойственные этому конкретному виду фехтования этим ножом сделать нельзя. Тогда я ищу второго кузнеца, третьего. Результат повторяется…»

 

2. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРЕДЫДУЩЕЙ ОБЛАСТИ

Существуют также и другие параллельные методы. Например, исследование предыдущей области (рис. 3).

При применении данного метода исследования выстраивается ход событий и условий, которые предшествовали возникновению рассматриваемого явления или предмета.

Например, чтобы человеку, представителю определенной традиции, приобрести ключевой навык фехтования, этому должна предшествовать определенная система, ход событий, условия и пр. Для воспитания доблестного фехтовальщика необходимо его изначально этому обучить, то есть в исследуемом регионе должен быть один или несколько Маэстро по фехтованию, кто передаст ему этот навык. Соответственно, тренировки должны проводиться в специальных условиях или местности, обычно для этого открываются школы, академии фехтования или занятия проводятся на открытой местности, где это возможно. Можно предположить, что должны быть составлены определенные руководства, справочники, программы, написаны древние трактаты, которые способствовали бы быстрому освоению навыка. Следовательно, при проведении исследования можно заняться дополнительным поиском данного типа источников для проверки результатов исследования.

Рис.3. Пример использования метода предыдущей области

 

Если на схеме рассматривать предыдущий этап, то для проведения тренировок обязательным элементом является наличие оружия, которое необходимо выковать или купить. На этом этапе также предусматриваются специальные условия, то есть наличие кузницы и подготовленного способного кузнеца. Этому этапу, соответственно, предшествует добывание руды для изготовления клинка и наличие поблизости самого места происхождения материала, так как в древние времена не всегда была возможность транспортировать необходимую руду из дальних регионов.

Здесь представлен пример наглядного процесса, который является неизбежным для обретения навыка фехтования и изготовления оружия. Данную двигательно-динамическую схему можно принять за эвристическую модель, на базе которой допустимо проводить дополнительные исследования каждого этапа в отдельности, проверять все необходимые элементы, их наличие в исследуемом регионе, наличие необходимых специалистов, материалов и т.д. Также можно учитывать и другие факторы, такие как: местность региона, скорость и время на каждом этапе, так как в результате такой подход может выдать дополнительные способы проверки данных и направления исследований. При анализе определенного явления уже сразу на основании данной эвристической модели можно сделать вывод — существовало ли исследуемое явление на определенной территории.

В работе будет сразу понятно, какая информация или этап отсутствует, чего не хватает, что или кого необходимо искать в этой местности или в этом государстве, какие дополнительные источники можно задействовать для проведения анализа.

Эвристическая модель, построенная методом предыдущей области, может лежать в основе программы исследования и плана работы на каком-то этапе. На ее основе может быть выбран метод исследования, который приведет к результату, могут быть определены предметы исследования, дополнительные источники информации, а также проведена оценка условий исследуемой местности и пр. Если рассматривать данную эвристическую модель на стыке наук или в зависимости от различных особенностей или характеристик, которые касаются самого явления или предмета исследования, то в результате будут сделаны достоверные выводы, так как все ее элементы находятся в определенной зависимости. При допущенной ошибке или неверном подходе очевидные элементы будут взаимоисключатся, что недопустимо с рациональной точки зрения. Этот аспект исключает развитие неверного хода исследования и получение недостоверной информации, так как данная схема может использоваться, как измеритель для обработки данных.

Здесь рассмотрен не весь перечень преимуществ и способов применения эвристической модели, созданной на основе метода исследования предыдущей области, так как многое зависит от исследуемого явления. Однако, представленных аргументов достаточно, чтобы утверждать об эффективности данного метода. На базе НИИ в проведенных исследованиях данный метод и построенные эвристические модели использовались неоднократно, на практике доказана эффективность их использования с разных сторон.

Например, допустим при исследовании итальянского фехтования, местные жители или эксперты утверждают, что южно-итальянцы создали фехтование. Возможно, это так, но на основании эвристической модели исследования предыдущей области возникает огромное количество вопросов по данному аргументу. Где они научились ковать мечи? Если человек не может сделать или заказать у кузнеца меч, тогда чем он будет фехтовать. Или если в определенном регионе есть мечи, значит они были нужны, люди могли фехтовать, держать оружие в руках. Или если оружие где-то закупается, то каким образом его доставляют, чем расплачиваются? В данном примере эвристическая модель может использоваться и как измеритель для проверки полученной информации.

 

3. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

На практике проведения многочисленных исследований письменных источников на базе НИИ проверено, что одним из эффективных методов, который на выходе дает достоверные результаты, является психологический анализ. Данный вид анализа заключается в том, что используются системы и достижения современной психологии, результаты психологических экспериментов, которые четко показывают что истинно, а что нет. Эта работа проводится на стыке криминалистики и криминологии.

Данные две науки тесно связаны между собой, однако, определяют разные направления работы. Криминологи занимаются изучением преступности: личность преступника, причины и мотивация совершения преступления, возможные способы ее предупреждения и т.д. Криминологию очень часто используют для проведения исследований и экспериментов в научном мире, данную науку ученые приписывают к социологической группе и называют «социологией преступления».

Криминалистика, напротив, считается более прикладной наукой, охватывает технические и другие способы раскрытия преступлений, то есть: порядок и способы остановки, идентифицирования и классификация следов преступления для формирования доказательной базы.

Пример из практики исследований на базе НИИ (без личностных характеристик): при исследовании может возникнуть такая ситуация, что на основании других методов подтверждается факт существования определенных вещей, предметов или атрибутов, которые свойственны исследуемому объекту. После проведения анализа документов, письменных источников может выяснится, что этого никогда не было ранее, но в настоящее время это все присутствует. Значит, можно предположить, что определенный атрибут стал существовать после того, как закончили писать эти документы.

В таком случае можно сказать, что люди, которые начали использовать исследуемый атрибут, не читали документов, заблуждаются относительно происхождения.

Ниже приведена схема, где показаны этапы проведения психологического анализа на стыке таких наук, как: криминология и криминалистика (рис. 4). Данный свод этапов использовался в частном случае проведения исследования на базе НИИ, этот метод применим для другого рода исследования, однако, в зависимости от выбранного объекта исследования и прочих параметров, могут существовать дополнительные варианты схемы. То есть, в зависимости от задач, поставленных вопросов при психологическом анализе какие-то этапы, составляющие части, могут меняться, или вводятся дополнительные интерпретации для проведения тщательного анализа.

Рис. 4. Этапы проведения психологического анализа письменных источников

 

На выше представленной схеме проведения психологического анализа показано четыре основных этапа работы.

Первый этап предусматривает изучение письменных источников по данной тематике. То есть, для того чтобы провести любое исследование необходимо собрать и систематизировать все письменные источники о предмете исследования. Тем не менее, нельзя исключать письменные источники на других языках, так как в противном случае, проведенное исследование будет необъективным. Письменные источники на других языках должны быть переведены и включены в исследование.

Все письменные источники требуют эффективной систематизации, чтобы можно было быстро работать с большими блоками информации, находить необходимые вещи, хорошо ориентироваться и т.д. Следовательно, данные источники следует классифицировать удобным способом в рамках условий проведения исследования.

Для классификации письменных источников можно воспользоваться представленными ниже примерами (рис. 5, 6). Данные способы классификации и систематизации использовались в исследованиях нашего НИИ, выбраны из всего существующего множества, так как соответствуют характеру проводимых исследований, являются более актуальными и эффективными; в работе доказали свою полезность.

Рис. 5. Способы классификации письменных источников. Рис. 6. Классификация письменных источников по вещественным атрибутам

 

На основании собранных и систематизированных источников проводится анализ, чтобы определить ОБЪЕКТ исследования и ПРЕДМЕТ исследования.

Объект исследования — определит, кого необходимо изучить. На основании этого уже будут формироваться пара- метры поиска, например, возраст, пол, социальные условия воспитания и пр.

Предмет исследования — определит, что необходимо изучить. Соответственно, здесь необходимо обращать внимание на другие параметры, в зависимости от поставленных вопросов на исследование, например, особенности индивида, психологические процессы и пр.

Результатом данной части работы будет собранная информация о предмете и объекте исследования, что создаст основания к формированию гипотез.

Формирование гипотез может содержать в себе:

  • возможный ответ на поставленный вопрос;
  • предположения достоверности письменного источника;
  • проверку правдоподобности возможного сценария, положения вещей;
  • предположения о существовании определенного явления, предмета, факта и пр.

Соответственно, относительно сформулированных гипотез может быть проведен подбор методов их проверки на основании таких наук, как: криминалистика и криминология. Здесь можно использовать разные способы и методы проверки, которые будут актуальными для быстрого решения вопроса или задачи исследования, получения достоверных данных. Крайне важно соблюдать соответствие методов и методологических принципов.

На данном этапе можно использовать общепринятую методологию исследования в криминалистике или только какую-то определенную часть, с помощью которой получится решить поставленную задачу, собрать необходимую информацию за определенный промежуток времени, в том числе, учитывая другие необходимые параметры и условия исследования (рис. 7).

Рис. 7 Методы криминалистики

 

Аналогично проводится анализ на основе уже общепринятой методологии в криминологии. Исследователи также выбирают соответствующий метод по характеристикам и особенностям, который отвечает требованиям анализа и поставленной задачи, и который будет наиболее эффективным в тот или иной момент времени. Для наглядного примера из общего курса Криминологии представлены методологические основы и методы (рис. 8).

Рис. 8. Методологические основы и методы криминологии

 

При проведении анализа вышеупомянутых наук нельзя отрицать тот факт, что данный анализ будет проведен на стыке других наук, так как криминалистика и криминология тесно связана с другими сопутствующими науками и дисциплинами. В том числе утвержденная и общепринятая криминалистическая и криминологическая методология включает работу на стыке других наук. Для большего понимания ниже приведен пример связи криминологии с другими науками, то есть, какое количество выбранных наук может быть задействовано в работе (рис. 9).

Рис. 9. Связь криминологии с другими науками

 

Следующий этап психологического анализа (II этап исследования) может предполагать проведение дальнейших исследований. То есть, для проверки гипотез и допущений может потребоваться дополнительная информация, поэтому предусмотрены вспомогательные этапы и серии исследований, анализ данных на стыке криминалистики и криминологии.

На третьем этапе проводится обработка данных, количественный и качественный анализ:

  • анализ каждого задокументированного факта;
  • определение возможных взаимосвязей: факт — гипотеза;
  • соотношение взаимосвязей между собой;
  • формирование выборки повторяющихся фактов;
  • вариационно-статистическая обработка: составление таблиц, построение графиков и диаграмм;
  • формирование субстанции выводов.

Далее, соответственно, проверяются выводы, определения объективности или ошибочности гипотез, выводов и окончательная формулировка результатов исследования. Вышеперечисленные действия выполняются на четвертом заключительном этапе проведения психологического анализа.

В рамках проведения некоторых исследований письменных источников в НИИ была выведена принципиальная линейная система сбора информации из письменных источников, которая также является неотъемлемой частью и ориентиром в методологии (рис. 10). Данная модель может использоваться на любом этапе анализа и всего исследования.

Соответственно, в этой системе в зависимости от характера исследований, условий и параметров, поставленных вопросов и задач вносятся необходимые корректировки.

Рис. 10. Линейная система сбора информации из письменных источников

 

Психологический анализ поможет исключить в исследовании стихийность и абсурдность.

Фрагмент Хроники из экспедиционной деятельности и исследований:

«Многие люди говорят, что стихийность, абсурдность — это и есть настоящий исторический процесс. Может быть все стихийное и абсурдно, но на самом деле все очень точно кем-то выверено, потому что, есть люди, которые все это планируют и разрабатывают, а есть те, которые в этом участвуют на определенной стадии и общей картины не видят. Поэтому для всех это стихийность, а для того, кто это задумал — совершенно нормальная вещь. Вы же не станете упрекать рабочего на заводе в том, что он не знает формулу стали. Потому что он не главный инженер или технолог, у него есть своя работа на станке, свои задачи, он выполнил объем работы и ушел. А у инженера совершенно другие заботы. Например, как эту сталь сделать лучше и т.д. Эти простые психологические вещи очень сильно помогают в исследовании и расследовании определенных вещей. Моя богатая юридическая практика, мне очень много может рассказать о человеке сегодня, и я могу провести параллель этого с прошлым, потому что люди не изменились за последние 1000 лет, у них две руки, две ноги, одинаковое мышление, и, исследуя определенные пласты истории, мы четко понимаем, что всегда есть и дирижеры, и режиссеры в этом театре, и исполнители, зрители. Как говорил Уильям Шекспир «Весь мир — театр, и люди в нем — актеры». И для зрителя — это стихийность, а для режиссера — хорошо продуманная операция. Поэтому всегда существует распределение ролей, есть архитекторы, которые это планируют, потом это все внедряется, и когда в этой цепочке один человек не знает всего — это абсолютно нормально. Ученому необходимо понимать, как это все происходит в исторической науке на психологическом форме».

 

Продолжение в следующей статье «Методология исследования письменных источников. Часть 2»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *