Г.Б. Супрун
Кандидат юридических наук, адвокат, бывший судья

АННОТАЦИЯ

Целью этой статьи является раскрытие понятие «киллер» на основе анализа научных знаний и проведенных научных исследованиях НИИ Памяти, в том числе и полевых исследований НИИ в рамках Экспедиционного корпуса во главе с доктором философии Олегом Мальцевым. Основным предметом исследования Экспедиционного корпуса в 2019 году была философия юга Италии. Результаты исследований легли в основу труда «Философия Юга Италии».

 

ВВЕДЕНИЕ В ПРОБЛЕМАТИКУ

В этой статье приводятся примеры и поправки на регионы юга Италии, юга Африки, Имперской России с целью демонстрации происхождения, тактики и системы подготовки людей, что прямо влияет на психологический портрет наемного убийцы – «киллера».

В том виде, в каком мы представляем себе наемного убийцу – «киллера», он появился лишь в начале 1990-х, как их называли «лихие 90-е». Люди жили в мире, где сила принуждения стояла выше убеждений. Мы задаемся вопросом откуда появляются убийцы, киллеры и кто их учит? Чем они отличаются от серийных убийц («маньяков»), которые тоже убивают своих жертв? И не сами ли мы создали эту проблему?

Исследовательские работы Экспедиционного корпуса на примере философии юга Италии дают возможность понять, каким образом осуществляется подготовка наемных убийц, как они проходят специальную подготовку. Почему мы говорим о том, что наемный убийца проходит специальную подготовку? Мы же не склонны думать, что человек может  оставшись незамеченным залезть на крышу дома с винтовкой и убить другого, ведь как минимум ему нужен еще кто-то, кто его «прикроет», будет служить источником информации извне, а это значит, что наемный убийца действует не один —  это группа и группа организованная.

Итак, для начала предлагается рассмотреть на примере юга Италии, как появились преступные организации и в чем их отличие? На юге Италии после революции 1861 года появились так называемые «преступные организации» — это Ндрангета, Мафия и Каморра. Необходимо отметить, что все преступные организации юга Италии принято называть «мафией», однако, Мафия – это лишь одна из трех основных преступных организаций юга этого государства.

Для мафии характерным является киллер-одиночка (первое упоминание «beati paoli»). Яркий пример такого человека приведен в романе Марио Пьюзо  «Крестный отец»: «Вы живете в плохом районе? – Не то слово. Однажды с нашей улицы угнали полицейскую машину с двумя полицейскими», фраза из фильма». По истечению многих лет возникла ретрансформация. Сегодня киллер — это индивидуум, стремящийся к небольшой группе, в которой эталоном остается все же один человек и он должен быть очень авторитетным. Поэтому статус у такого наемного убийцы в преступной организации очень высокий. Это аналог боцмана на корабле. Тем не менее Мафия тяготеет к киллеру-одиночке, который выполняет «свою работу».

В отличие от Мафии, в основе Каморры лежит банда, группа лиц, численность которой составляет от двух до пяти человек. Это тоже ретрансформированная система, но все же, здесь еще остается стремление к групповой работе, так как исторически Каморра орудовала группами по 20-25 человек на разных территориях. Психологически двигатель каморриста – это месть. Каморристов считают самыми неуправляемыми и связывают из деятельность в основном с уличной преступностью.

Ндрангета основывается на семейной форме организации, может проявляться в любой ее конфигурации. Ндрангетистами движет так называемая награда за преданность, за умение, за определенные навыки. В организации нужно быть уважаемым человеком, чтобы тебе доверили выполнить ту или иную задачу. Внутри самой Ндрангеты, как и в Мафии, ведется плановая подготовка киллеров, то есть —  специальная подготовка.

Выросшая в тишине, сегодня Ндрангета — это организация, которая является самой мощной, самой влиятельной преступной организацией в мире. При ежегодном обороте в 44 миллиарда евро (это без учета доходов от отмывания денег)  Надрангета — более богатая, более агрессивная, более инвазивная организация, которой лучше всего удалось  проникнуть в экономику и государственные структуры. Также Ндрангета является единственной по-настоящему глобальной преступной организацией, с филиалами почти во всех регионах Италии, по всей Европе, в Африке, в Азии, в Америке и в Океании. Производители лекарств предпочитают работать именно с Ндрангетой, потому что в отличие от других преступных организаций Ндрангета надежна: она «не говорит и не раскаивается». Семейная асфиксия делает Ндрангету неуязвимой: «кровь не сливают и не заключают в тюрьму».

Сила Ндрангеты лежит в своей природе, в непроницаемости ее структуры и в силе первичных связей. «Покаяться» в этой организации означает предать своих родственников, и это приводит к проблемам морального и психологического характера, которые намного тяжелее, чем страх смерти или возмездия. Основные внутренние взаимоотношения групп калабрийской Ндрангеты, как уже отмечалось ранее, основаны на кровной связи – на «кровных узах». Браки также часто используются для преодоления кровавых враждебных конфликтов или для создания более сильных структур. Например, в 1992 году  после брака между сыном Паоло де Стефано и дочери Франко Коко Тровато, одного из самых влиятельных боссов Ндрангеты в Ломбардии, семья Де Стефано была еще  более укреплённой и влиятельной.

Если обратиться к югу Африки, то общеизвестным является факт, что там существуют целые организации, занимающиеся исключительно наемными убийствами – некие «банды киллеров». Например, так называемые «27-е» (одна из трех основных преступных банд Южно-Африканской Республики, так называемые «числовые банды» — «26», «27» и «28»).

Теперь давайте обратимся к истории имперской России. До 1917 года о таком персонаже как «киллер» нет упоминаний ни в литературе, ни в сказках и ином фольклоре. Убийства на заказ встречались, например, на уровне российского дворянства, однако они имели форму законной дуэли, что также нельзя назвать профессией. Если в Америке были «охотники за головами», то такого явления в России не было, поэтому как такового «киллера» как профессии не существовало.

Первые же наемные убийцы приходят в Россию из партии эсеров именно в тот исторический период, когда террор стал оружием политической борьбы. Что характеризовало таких людей?  Глубокая идеологическая подкованность, психологическая готовность погибнуть самому, но при этом задание организации выполнить любой ценой. Помните убийство семьи Романовых, Столыпина? Другими словами, эсеры — это тоже организация, построенная по военному образцу, в которую входило 3-5 человек в ячейке. Безусловно, эсеры совершали и ограбления, но это было второстепенным их занятием. Главное — идеология террора.

После 1917 года в России наемные убийства становятся или приравниваются к делу государственному, а не к политическому. Например, такие уникальные заказные убийства генерала Кутепова П.А., Троцкого Л.Д. Стоит заметить, что во времена Сталина появляется плеяда выдающихся специалистов по наемным убийствам (государственных служащих, офицеров) такие как Яков Серебрянский, Павел Судоплатов. Таике убийства были государственной категорией вплоть до прекращения существования СССР.

В том же виде, в котором как мы знаем наемных убийц, они появились лишь в начале 1990-х во времена экономического кризиса, с появлением динамики массового увольнения различных специалистов, инструкторов, офицеров госбезопасности, офицеров военного разведывательного диверсионного центра. Именно в этот момент резко возрастает уровень организованной преступности на постсоветском пространстве и начинается период повальный наемных убийств. В 1990-х годах, когда убивали предпринимателей, конкурентов, компаньонов, банкиров, сам криминал устранял конкурентов и выяснял отношения между собой, оружие стало главным способом решения любых проблем. При этом необходимо отметить, что постсоветская милиция в новых независимых государствах до 1993-94-х годов даже не знала о существовании организованной преступности, методов борьбы с нею не имела, и соответственно — не могла ей противостоять.

Отсюда, мы можем понять почему у нас сложились такие две формы как форма госбезопасности и военная. Это отражение государственной системы, той государственной системы, которую фактически выгнали на пенсию, и создали эти синдикаты.

При этом, мы не увидим задержанных офицеров, инструкторов, учителей, а задерживали их учеников — киллеров, которые хранили молчание.  Не напрашивается ли вывод, что мы сами создали эту проблему, которая актуальна и по сей день?

Еще в 1893 году французский социолог и философ Эмиль Дюркгейм  ввел в научный оборот  понятие «аномии» – состояние общества при дезорганизации социальных норм и институтов, неопределенности и нестабильности условий человеческого действия, рас­хо­ж­де­ни­и ме­ж­ду про­воз­гла­шае­мы­ми об­ще­ст­вом це­ля­ми и дос­туп­но­стью для мас­сы лю­дей за­кон­ных средств их дос­ти­же­ния. Желанию приобрести общепринятый успех и благосостояние противостоит ограниченность доступа к социально одобренным каналам обретения этого успеха – к образованию, профессии, статусу, богатству.

Другими словами, когда начинается экономический спад и в обществе становится людей массово увольняют, военные уходят на «гражданку», это приводит к тому, что человек, не сумевший получить определенные ценности (например, в профессии) по установленным правилам, начинает отрицать эти самые правила и старается получить блага любым путем. Как следствие этого резко происходит рост организованной преступности.

Преступному поведению учатся в процессе общения главным образом в группах. Многое зависит от частоты продолжительности очередности и интенсивности контактов. Обучение преступному поведению ничем не отличается от любого иного обучения (теория дифференциальной ассоциации, Э. Сатерленда).

Ни для кого не секрет, что в настоящее время политическая и экономическая ситуации в Украине достаточно нестабильная, низкий уровень учета боеприпасов, взрывчатых устройств, создали условия для доступа к огнестрельному оружию, которое стали применяться в заказных убийствах. Способ убийства может указать на пол преступника, его физическую силу, специальные навыки, возможный род занятий или другой опыт, умение владеть определенными видами оружия.

Так,  криминалистическую характеристику заказных убийств, можно определить как систему  сведений о способах подготовки, совершения и скрытия убийства, особенности личности организатора, посредника, исполнителя и жертвы, условия криминальной ситуации, которая отображает закономерные связи между ними и служит построению и проверки версий для  решения конкретных заданий расследования.

За совершение убийства преступники получали вознаграждение деньгами в 95% из числа изученных случаев. При этом, 45% случаев оплата производилась в иностранной валюте – в долларах США. В отдельных случаях наниматель, как вознаграждение покупал исполнителю квартиру, машину, дарил другое ценное имущество.

Этого, безусловно, нельзя сказать о серийном убийце – «маньяке-одиночке». Его действия отличаются от действий подготовленного «киллера».

Приемы, подготовки серийного убийцы к совершению преступления иногда характеризуются предварительным выбором будущей жертвы, вхождением в доверие к потерпевшему, выбирается наиболее подходящее время преступления, обычно заблаговременно подыскивается орудие преступления, предварительно обдумывается алиби. Такими примерами являются серийные убийцы, которые убивали женщин, детей, такие как Анатолий Сливко, Андрей Чикатило, Сергей Ткач, Анатолий Оноприенко.

Так, можно выделить группы факторов, которые влияют на формирование личности серийного убийцы. Первая группа негативных факторов: наследственность, образ жизни, перенесенные и имеющиеся заболевания. Вторая группа негативных факторов: семейное воспитание, психическое и сексуальное формирование личности.

 

ВЫВОДЫ

Резюмируя изложенное, первое отличительное качество психологического портрета наемного убийцы (киллера) – это то, что он прошел специальную подготовку (либо же частично специальную, например, приобрел навык хорошо стрелять). Несмотря на то, что и серийный убийца и наемный убийца намеренно и противоправно лишают жизни других людей, между ними присутствует существенная разница:

  • серийный убийца (маньяк) не требует специальной подготовки, а наемный убийца (киллер) требует специальной подготовки, в противном случае — тюрьма для него неизбежна. Это их коренное отличие;
  • серийный убийца (маньяк) сам себе выбирает жертву, а киллер — нет, ему ставят задачу;
  • серийный убийца (маньяк) может отказаться от своих преступных намерений, у него нет заказчиков, нет начальства, а наемный убийца — не может отказаться, так как у него существуют обязательства и ограниченный промежуток времени на их исполнение.

Источник: Вестник «Результаты работы ученых» Том 1. №2. (2020)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *