«Война, торговля и пиратство — три лика сущности одной»

 

В данном тезисном докладе авторы в качестве основной цели преследует праксеологическое и гносеологическое осмысление формулы, призванной ответить на следующий вопрос:

«Как в действительности  в 21 веке выглядит ЭКОНОМИКА?»

Двигаясь в представлении результатов научной рефлексии «с конца — в начало», прежде, чем предоставить финальную соответствующую формулу, способствующую комплексному пониманию феномена «экономика», рассмотрим составные  элементы потенциальной формулы:

  • общественные условия;
  • комплексное общественное соглашение;
  • некие институты и механизмы;
  • пользователи/участники (с разными статусами).
  • объём, что, по сути образует особую экономическую среду.

 

Также обратим внимание, что данные элементы призваны отразить и выразить суть феномена «экономика» без воздействия государственной системы на этот феномен.

 

⚑  Итак, на первом такте развития исследуемого феномена рассмотрим некие общественные условия.

Как это происходит? В качестве аналитического материала к анализу среды экономики предлагается обратиться к значимому труду из альтернативной плоскости, достоверность которого проверена временем и практикой. Речь идёт о труде криминологического толка  «Каморра: исследование криминальной социологии», автор — Джузеппе Алонги (1890 год издания).

Обыкновенно в трудах современного академического масштаба, при определённом подходе к исследованию, автор первые главы начинает либо с истории, либо с анализа предпосылок, либо с лоббирования определения, что некое явление обозначает с его точки зрения. Джузеппе Алонги выбирает иной подход: чтобы читатель получил беспристрастное представление о том, что такое «каморра», он начинает повествование с анализа физической среды — той самой среды, без которой рождение каморры — неаполитанской организованной преступности — в истории не состоялось бы.

Первая глава труда Алонги начинается с описания физической среды, в которой образуются предпосылки формирования исследуемого  явления.

Так, экономика рассматривается в качестве единой системы, представляющей сплав технологических машин и механизмов, регулируемых и используемых людьми, некими пользователями, институтами, общественными соглашениями. Однако  непосредственно изучение среды позволяет осмыслить условия, в которых развивается система.

Отметим, что ещё в 1860 году для людей науки не вызывало сомнений  обязательность изучения среды как регулятора условий. Соответственно, аналогично принципу «среда определяет условия»: чтобы возникла экономика, тоже требуются определённые условия, например, такие как: отсутствие оружия у людей в свободном обороте, и возможность его применять в любой момент времени.
Более того, в новой среде должен возникнуть некий новый класс, с «новыми ценностями и ориентирами» —  класс буржуазии,  представители которого хотели бы использовать данные условия по собственной  выгоде.

Итак, условия требуется создавать или использовать уже созданные. Можно ли их создать случайно? Полагаю, нет. Сообразно примеру исследований Д.Алонги, в Неаполе (в силу среды) изначально существовали уникальные условия, породившие одну из самых известных криминальных субкультур — каморру.

 

Существует расхожее мнение, что подобные описанные условия (теплый м мягкий климат, море, портовая инфраструктура) — нечто  само собою разумеющееся. Таковые условия, мол, «естественно и автоматически»  дают ход развитию преступности. Позиция авторов — иная: любые условия требуют реализаторов.

Так, «сами по себе» условия ничего не значат, они просто существуют как некая автономная характеристика среды. Чтобы нечто произошло и возникло, условия требуется использовать и преобразовать.

 

Тот же принцип относится и к экономике

Дело в том, что современные участники общества потребления, линейно описывающие феномен «экономики», чаще всего пренебрегают исследованиями потенциальных реализаторов или преобразователей среды.

Начнём с того, что как таковые условия бывают «хороши» или «актуальны» лишь для определённой группы лиц. Обратимся к тому же изложению господина Алонги, описывающего южноитальянскую среду: итак, если в Неаполе люди —  ленивые, если еда там дешевая (на 1890й год, точно), то какая преступность может возникнуть в таком регионе? По сути, перечисленные условия должны, по логике, исключать преступность. Но в данном случае они почему-то именно тиражируют криминал.

Вероятно, изложенного побуждает задаться вопросом: «А почему вообще речь идёт о преступности?»

Сами механизмы среды, способствующие формированию  преступности и экономики — идентичны, что и будет проиллюстрировано в дальнейшем.

Допустим, некто «Х» совершил преступление, например, в Мурманске, соответственно, его в этом городе будут разыскивать. В таком случае, куда бежать «Х»? На юге проще выжить (можно спать на пляжах, питаться фруктами, которые растут в той местности и так далее). Юг веками манит беглую преступность, прельщая своими условиями и возможностью выживания.

История хранит множество свидетельств, как преступные банды с севера или из центра русских обширных территорий — от разбойников до  каторжников — все «бежали на юга», кто — в Одессу, кто — в Ростов, и причина данного выбора очевидна. Пока первичная паника растворится, пока сделают новые документы, пока реализуется решение, как жить и двигаться дальше — время идёт вперёд и играет против преступника.  На юге же у него есть возможность выжить.

Собственно, таким образом и новая экономическая среда, превозносящаяся деньги и богатства превыше всего, «приходит» в Европу с преступниками, с пиратами.

 

⚑  Среда создаётся людьми, сошедшими с кораблей

У этих покорителей фортуны и транспортировщиков негодных лиц на тот свет, мно-о-ого денег. А ещё больше — стремление жить хорошо. И да, хорошо пирату жить на суше, начав новую жизнь в новом обличии.   У пирата множество ресурсов и он точно не станет долго раздумывать: купит у «мастеров» метрику, превратится в дворянина — потомка  древнего и славного рода рыцарского, сделается, например, графом. К слову, те же Фугеры создали прекрасный прецедент в истории и «показали, как новая жизнь грамотно начинается и обосновывается».

Почему пиратам обаятельно становиться графами или лордами? Как известно, люди имеют склонность тяготеть к власти. А власть имеющие в тот момент времени в Европе — это владельцы многого. Вот и новоявленные аристократы приступают к формированию соответствующего антуража — приобретают или выстраивают родовые замки, обзаводятся землёй, заботятся и о военной мощи, в частности, завоёвывая автотест в городах.

Итак, морская  организованная преступность, пролив немало крови и заработав «честным путём» достойные средства к последующей безбедной жизни, бегут в Европу, оседают там, легализуются через таких, как Фугеры, а дальше мерно вступают твёрдым аристократическим шагом в высокое общество, дабы занять в сей среде своё законное положение.

Следущий аспект: логично, что для любых новшеств и измени, особенно глобального масштаба  потребуются деньги. Где брать деньги? Так, у пиратов денег при себе, в сундуках — баснословное число, а сколько ещё закопано сокровищ на островах, как говорится, известно одному Флинту. В целом, никто не знает. Сами волки отлично знают морское дело – им точно знакома наука «стратегического и тактического управления» (иначе, без прикладной науки,  в море не выжить). Корабль — особый организм, где лицам из общества потребления делать нечего.

Итак, именно из практики применения той же морской науки, но уже не в корабельном деле, а в делах сердечных, что на суше, и возникают судовые компании,  первые страховые предприятия, банки.

 

 

Пиратам всё же приходится обосновывать, откуда у них деньги. Мало быть богатым человеком да проживать безбедно в королевстве. Напомним, что пиратов ищут по всей Европе, а судьба беглого преступника в те века — незавидна.  И допустим, пират, сбегает, например, из Португалии  в Германию, покупает баронский титул, и приступает к реализации жизни, соответствующий его высокому положению и чину.

Так, с ходом времени возникает некий класс людей, которые в истории именуют буржуа — буржуины. Это уже не те купцы, что веками возили товары, нет, перед вами —  деловые люди.

Не повезло «предприимчивому человеку» в Европе? Не беда — многие, наоборот, бегут из Европы в поисках лучшей жизни, в частности, в обильную ресурсами  Америку —  мыть золото, торговать рабами, ловить птицу удачи за хвост. Кто же не хочет разбогатеть да стать хозяином свой судьбы?

Иные, наворовав и приударив за чертой закона в американских прериях, напротив, сбегает в Европу, дабы дожить «лучшие годы жизни» богатыми, привилегированными героями.

Итак, исходя из парадигмы «много награбили = заработали много, а потом начали новую жизнь», в Европе укореняются 1) пираты и 2) те, кто  приударив на поприще разбоя в Америке или Австралии, начинают возвращаться в Европу. Так, между двумя «потоками» новых «финансовых сил», возникает некая конкуренция.

Полагаем, на данном этапе нет лучшего способа продемонстрировать принципы жизни без прикрас, кроме как обратиться к классикам.

 

Итак, «Визит к Минотавру» — Георгий и Аркадий Вайнеры:

— А почему бы нет? — распаляясь, упер руки в бока Паоло. — Половина аристократов вышла из негоциантов. А хоть один граф имеет в родословной мастеровых, ремесленников?
— Никак, ты хочешь стать графом? — полюбопытствовал Антонио.
— Я, к сожалению, не успею. Из-за тебя, — зло выкрикнул Паоло. — А дети мои могут стать.
— Что же я должен сделать для этого?
— Мы должны объединить капитал — твой и мой. Мастерскую закрыть, а секреты твои продать: я позабочусь о хорошей цене. Джузеппе не сегодня-завтра будет епископом — он проследит здесь за нашими интересами. Франческо поедет управлять моими плантациями в Бразилию, а Омобоно пусть возглавит наш филиал в Генуе. Я буду руководить делами в Неаполе.
— А я? Что буду делать я? — спросил Антонио, и по лицу его было не понять — согласен он с планом первенца или затея ему не нравится.
— А ты будешь почтенным главой коммерческого дома. Тебе ведь шестьдесят уже? Можно и отдохнуть, позабавиться с внуками. Они, слава богу, не будут знать стыда низкого происхождения. И не надо будет им делать скрипок — если им захочется скрипку, то они ее купят. — Паоло захохотал от неожиданной идеи. — Подумай, отец, сколь славен будет венец твоей жизни, если правнуки Страдивари за громадные деньги будут покупать скрипки, помеченные твоей фамилией!

 

Примечателен разговор сына и отца об объединении капитала. Страдивари всю жизнь трудился, не покладая рук,  чтобы стать богатым и знаменитым мастером, а его сын разбогател за три года, торгуя рабами. Много работать, разбогатеть и стать уважаемым человеком  — это одно стремление, увы, непопулярное. Однако в подавляющей массе  все ищут быстрой наживы. Все хотят быстро разбогатеть, а в Европе «быстро» — невозможно; поэтому многие сообразительные и решительные умы делали состоянии на иных, в том числе, на оккупированных территориях. А эти территории создавались посредством специальных условий, внедряемых в период и пост-период колониальных войн. «Война, торговля и пиратство — три лика сущности одной».

На войну граждане нередко отправлялись в надежде разбогатеть. Они грабили колонии и оккупированные земли. Приём не нов, с точки зрения прототипологии — те же Крестовые походы, в ходе которых   неоднократно грабили восток. Так после Крестовых походов впервые в  Европе появился класс  Нобелей — по-настоящему богатых и независимых людей. Так и несколько столетий спустя, в период колониальных завоеваний, империи создавали условия, позволяющие «новой администрации» грабить оккупированные территории.

ДА, выходцы из Испанской империи прикладывали усилия в организации нового уклада жизни (строили больницы, школы, церкви, возводили новые города, передавали науку, устраивали рабочие специальности и направления для колонизированного населения. Однако подобного о политике Британских и Французских завоевателей заметить не представляется возможным. Зачем действовать так сложно, наподобие испанцев, если можно беспрепятственно грабить, истощать земля, использовать местных  жителей как бесплатную рабочую силу — то есть как рабов, да и попросту  рабами торговать. Так, любители фортуны, вернувшиеся с фронта грабежей под эгидой «имперского завещательного движения», на родину прибыли не с пустыми руками — деньги, драгоценности, диковинки.

«Сильный, грабь слабого!» А потом деньги — в оборот.

 

⚑  Комплексное общественное соглашение

Опять-таки с точки зрения сравнительно-сопоставительного подхода к исследованию возвращаемся к труду господина Джузеппе Алонги «Каморра». Тематика второй главы посвящена такому явлению,  как  «плохие правительства».

Как свидетельствуют уроки истории, на определённом этапе закоснелые «правительства по праву божественного помазанника» уже исчерпали кредит доверия. Чего стоит только знаменитая притча о том, как начиналась французская революция. К госпоже Марии-Антуанетте  прибыли с горестным  с докладом — народу Её Светлости,  нечего есть. На что последовало знаменитая (оспариваемая историками) фраза: « о-для-ля, раз у них нет хлеба, тогда пусть едят пирожные».

Мария-Антуанетта как персонаж отображает, до какой степени абсурда «докатилось» прогнившее обществе праздных Нобелей. А что им позволило так низко пасть? Причина: власть, переходящая по наследству. Зачем утруждаться и что-либо создавать, если можно расслабиться и пользоваться механизмами власти в свою угоду, а там, у народа — хоть трава не расти?

 

 

Слову,  не факт что в Российской империи было в 100 раз хуже. Настоятельно рекомендую ознакомиться с книгой Б. Акунина «Коронация, или последний роман», в котором прекрасно раскрыт  сюжет о подготовке и обучении Государя-императора.  В ключе данного рассуждения нам также полезно замечание, что комплексное общественное соглашение на манер  «все французские монархи — подлец» сформировалось не за один день, но не менее, чем 200-300 лет.

Далее коротко, но существенно рассмотрим прочие «движущие силы истории», помимо дворянского наследия.

Бароны, «бурбоны» и духовенство. Такой образной метафорой предлагается перенестись в эпоху истории после 1527 года.  Речь идёт о событиях, коснувшихся института католической церкви. Во-первых, ввиду предшествующей череды восстаний, обосновавшего деление церкви на «протестантскую» и «католическую»,  в Европе уже даже ни один крестьянин не верит в Папу римского. Не то, что аристократ.  Карл Пятый окончательно  и бесповоротно поставил крест на политическом влиянии католической церкви в 1527 году. Как? Методами прямого военного воздействия: штурмом римского оплота церкви, реализованного совместно с протестантами-сотоварищами.  Чего стоит только известная верёвка, на которой Карл Пятый был готов повесить папу, дабы подсобить покинуть мир грешный и отправиться к праотцам. Духовно влияние католической церкви низложил Мартин Лютер в своей Хартии, в которой не без причин демонстрировалось, что абсурдизм превратил католичество в  прогнившую субстанцию. Естественно, конечно, что «прежняя Влиятельная Европа» осуждала и не принимала  протестантов, особенно в ненависти упражнялся Ватикан.

 

⚑  Невежество и суеверие

В большинстве своём люди 500 лет назад были необразованны, невежественны и суеверны.

Сложно представить, какое впечатление на обыкновенного  поборника трудиться на своих землях, производил любой командир корабля. Фатальное. Этот человек каким-то неведомым образом всегда предсказывал, что будет; он словно был ставленником Бога на Земле, вел себя как властитель, вокруг него образовывалась  целая группа вооруженных лиц, мало того, эта банда только увеличивалась.

Деньги ведь нужно куда-то вкладывать, не так ли? Владения  новоявленного «графа» (пирата) расширялись, и банда — тоже;  кому-то же требовалось поручить и  за замками присматривать, и за городами.

Арендованный город – одна из интереснейших форм бизнеса того времени, первая присущая пиратам и их сподвижникам. Они брали в аренду города под предлогом обеспечения денег для войны (потому как во время войн деньги были в дефиците). Война способствует обогащению деловых людей – чего стоят поставки оружия, желательно — обеим  воюющим сторонам. Военачальники получали средства и оружие от пиратской руки, решали военные задачи, а взамен — новые графы и лорды организовывали города так, как нужно, налаживая производство, инфраструктуру, подготовку свои людей, и прочее.

Допустим,  государь вообще стороны терпел поредение, что дальше?  У обескровленного слабого правителя «за неуплату»  отнимали города и земли. А так как к тому времени Пираты-финансисты уже были баронами, они просто присоединяли эти города к собственным владениям. Так, настоящая  власть постепенно переходила в руки буржуа – в городах, а значит и в государстве. Новая власть  расставляли своих священников, губернаторов – по сути именно они становились фактическими владельцами Европы, а не монархи. Монархи у буржуа буквально  просили деньги.

Собственно, общественное соглашение относительно того, что «монархи — прогнили» и «все должно стать иначе» возникло не из воздуха, а из условий, в силу исторических причин. Одни сбежали в Европу, другие сбежали из Европы — но так или иначе новые властные лица  за несколько столетий  захватили не только целые города, но и внушительные  территории.

 

⚑  Некие институты и механизмы

Рассмотрим самый первый и самый главный механизм  — это тяга обычных людей к «деловым людям». Экс-пираты богаты, властны и с ними безопасно, гарантия обеспеченой и хорошей жизнь. Тяга селян и  людей и горожан к новым буржуа  – очевидна.

Так, в силу приверженности и желания «быть на стороне сильных и влиятельных» порождает понятие «принадлежность к дому». Более того, деловые люди смекают: в городе — море ремесленников, мастеров,  просто молодых рук — их надобно организовывать, прибирать к делу  – так и  возникают европейские гильдии. Сами мастеровые — не против объединяться в гильдии, поскольку  трудовые споры возникают часто, а «умные, знающие люди» быстро решают такие вопросы.

При условии возникновения нового института — его прототип «гильдии»  — хозяину города возможно быстро и удобно навести порядок. Экс-пираты не просто собирают под крышей одного социального формирования уже работающих лиц, но и ставят туда же  своих людей — так  параллельно   определяется  власть горизонтальная (власть результативных и авторитетных людей на местах). И очевидным становится некий парадокс:  вроде как, по-прежнему, где-то там под сводами Версаля  живёт и дышит государь — он же «помазанник Божий». А с другой стороны, вроде он ничего не решает. Так, возникает предпосылки к  самоопределению конституционной монархии, хотя никакой «конституции» еще  в проекте не существует, однако  монарх всё больше и больше выполняет номинальную или символьную функцию.

Более того, монарх лично зависим от «деловых людей», которые десятилетиями ссуживают ему деньги.  Так, монарх и далее прекрасно «купается в праздности», но на самом деле управление государством и городами уже давно осуществляется другими лицами. Естественно, пираты — люди не святые и благодетельные, но злодеи, способные убить даже короля, но… зачем? Эффективнее дать тому сундук с деньгами, и пусть развлекается и не мешает. В это же время «деловые люди» просто прибирают к рукам власть государства. Полиция и прочие представители органов правопорядка в стык с ними не идут, поскольку лорды и графы — весьма знатные и богатые люди. Да и закон, по факту, они не нарушают. Просто по-иному ведут свои дела.

Обратим внимание на такой аспект: на данном этапе революции нет, обсуждаются  предпосылки возникновения экономики.

И вот, когда у «деловых людей всё становится мирно да хорошо», на «повестку дня» выходит главное: пиратам нового времени надоело жить в постоянном напряжении. Да, очень не нравится богатым людям тот факт, что некие дворяне ежедневно и еженощно ходят с оружие в руках, обосновывая это «правом рождения».

На ум неких буржуа приходит следующая идея: «А что если лишить  дворян права свободного ношения и пользования оружием?» Деловые люди, естественно,  заручаются поддержкой  государя, а ему этот «тактический ход» также выгоден.

Далее руками полиции у простого населения  отбирается оружие — у всех, кроме дворян.  В случае последних надобно действовать более тонко. Либо их подчинить, либо убить.

Изначально убить противника на дуэли для дворянина было законным актом. Собственно, именно этот механизм и был использован.  Стравить дворян друг с другом, наёмными силами устранить всех неугодных, внедрить такое понятие как «политическая дуэль» — таковы  способы внедрения решения политических интересов. Так, со временем, класс дворян «сильно поредел», а «уцелевших» монах приказал спасти от них самих же — так и в среде дворян холодное оружие  стало запретным.

Нельзя, к слову, закончить, что «деловые люди» ничего более не сделали, кроме как «разделили и стали властвовать».  Допустимо сказать, что эти люди сделали и много общественно полезного. В частности, создали биржи, где сделки заключались быстро, создали механизмы торговых палат, где сделки заключались честно, начали вводить некие институты экономики, способствовали возникновению суда как института, регулирующего права. Как  корабль не способен жить без расписания и устава, так и целесообразно право, которое регулирует гильдии, и экономические отношения.

 

И совершено естественно замечание: чтоб все это организовать — хотя бы просто только «написать чаконы и подготовить людей, способных с ними работать и поддёргивать порядок — всё это требует недюжинного ума, науки и навыков. Соответственно, в те столетия ярких перемен люди были весьма образованные.

И если вы спросите, «как они могли написать экономические законы?» А очень просто, так же, как Ушаков написал грекам конституцию в своей каюте корабля. Греки обязаны Ушакову своей конституцией, которая существует по сей день.

Сфокусируем внимание  и на том, что буржуазные революции в Европе прошли относительно «тихо» — малыми человеческими потерями. С иными монархами договорились; яростное противостояние больше оказывала та же Франция (волнения шли несколько лет, с особой дерзостью и жестокостью). В Голландии, например, масштабная революция прошло довольно безболезненно; и сегодня Нидерланды по форме правления — конституционная Монархия, как и Британия.

 

⚑  Пользователи

Бизнес, с точки зрения структуры и функционала, принял корабельную форму и форму тайного общества — рыцарского ордена. Соответственно, с ходом времени изменились лишь названия, но не сам порядок ведения деловой активности или система организации.

Основой экономики стало предприятие, отвечающее за какую-то особую работу (производство тракторов, к примеру). «На руси» таковой подход вступил в силу только в 19 веке; ранее же существовала подрядная форма организация предприятия, не Европейская. По сути, бизнес — есть корабль, реализующий ряд функций и задач, также требующих технологичности. И вот «откуда родом технологии» и как они появились в предприятиях — тоже загадка;  никто не знает ответа на этот вопрос (как и про появление огнестрельного и холодного оружия).

Как сформировалась технологичность — это загадка всех загадок.

В ходе ретрансформационных  мероприятий возникла некая иерархия, и мы видим, кто в участвовали в описываемых событиях; знаем, исходя из иерархии: пираты (поскольку основная форма предприятия — корабельная // морская структура), далее — рыцарские ордена в этом участвовали (так как есть и такая форма организации предприятий), церковная форма организации (как разновидность торговой формы организации предприятия).

Итак, на основании анализа комплексной структуры организаций, представляется возможным определить,  кто принимал непосредственное участие в формировании механизмов экономики, и кто выступал основными действующими лицами экономики и создавал эту систему, поскольку их мысли, тактика, стратегия – чётко отражены в структурах и механизмах.

Нам несложно прийти к таковым выводам, исходя, в том числе, и из психологических категорий.  Изменить мышление человека —  крайне сложно, особенно при условиях, при которых  большинство людей суеверные, необразованные… Приведённые в качестве аналитического материала примеры показывают, кто на самом деле руководил «обществом необразованных безликих толп», кто их структурировал, организовывал в группы (в том числе, и толпы людей, в революционном порыве решившихся отстаивать за права и свободы).

На арене мировых изменений в качестве ключевых движущих сил мы наблюдаем  рыцарские ордена, церковь, и корабельную системы (причем корабельная система — наиболее распространённая).

 

⚑  Возникновение экономической среды

Как возникает экономическая среда? В условиях, описанных ранее, деньги — главное. Соответственно, красть и отбирать деньги у имущих нельзя (иначе — тюрьма), остается одно как их получать – как-то зарабатывать. Происходит следующее: предлагается широкий спектр этих возможностей. Если русскому крестьянину до 1917 позволили использовать  только один способ получить деньги – продать свой урожай, то в Европе все прозаичнее.

1- идти куда-то работать;
2- примкнуть в банду, которая обыкновенно является частью другой банды.

Самый простой и распространённый способ, которым воспользовалось подавляющее большинство: примкнули к банде пиратов-товарищей. К тем  же Рокфеллерам, которые заработали в Европе баснословные деньги и переехали в Америку, расширив свою деятельность уже на просторах того континента. Другие же  сбежали на юг США, и там разбогатели, ни гнушаясь работорговли.

Второй способ – организовать свою банду, свой корабль, свою флотилию. Это не запрещено, нужно только желание (что не запрещено, то и разрешено).

Можно кстати, никуда не ехать и просто стать преступником, жить, отбирая деньги (кражи), но тем самым определяя себя  «вне закона» (как Каморра). К слову, Каморра владеет Неаполем, и несмотря на то, что существуют обыкновенные юридические нормы и закон, есть и «неписанные»  законы Каморры. И поскольку большинство неаполитанского населения  с законами каморы согласны, то общий закон —  номинальная категория.

Следующий способ получить денег – пойти на государственную службу. Опять-таки, ничего «с того буржуазного» времени не изменилось, снова слышим те же слова: работать и получать зарплату (жалование).

Других вариантов получить денег нет. Бывали, разве что, вариации. Позволено было стать  выдающимся мастером, иметь свое небольшое производство, лавку,  — внедрить самозанятую структуру. Собственно, и торговлю никто не запрещал, торговать изделиями тоже полезно. Но любые формы приложения усилий в данной среде сходятся к одному параметру — к получению денег.
Есть и такой сценарий: поехать в Америку и там попытаться разбогатеть, а затем вернуться на родину с золотом. Однако, как показывает практика, преступники бесчинствовали активно, но недолго.  В Европе весьма быстро навели порядок, практически подавив и устранив преступность (кроме юга Италии). Во Франции наняли бывшего преступника — и тот грамотно ликвидировал апашей — французский криминал — ликвидировал их как класс. А потом в преклонных годах написал книгу о том, как он был начальником контрразведки криминальной полиции Франции. Так, оргпреступность Парижа уничтожили буквально за один календарный  год, после чего преступность ушла в подполье. Криминал, с одной стороны нужен власти, а с другой он мешает экономическим преобразованиям и безопасной  работе. Потому криминал — вне закона.

Власть денег, власть имущества, статусов в Европе стала ключевой.

Соответственно, логика такова: если у человека есть деньги, значит, у него есть статус, значит есть власть.

Возникает  формула: деньги -> статус -> власть

 

 

⚑  Таковая формула стала главной и законной

Вторая формула незаконная: власть –> статус –> деньги. Использование статуса и власти с целью зарабатывание денег — незаконная система приложил усилий, например, с целью заработать (как пример, коррупция, оргпреступность). И как неоднократно аргументированно пояснял и демонстрировал знаменитый криминолог Антонио Никасо — незаконно.

Все «преступное», что происходит в Украине, России и на русскоязычном пространстве — запрещено в Европе. Сама формула «власть –> статус –> деньги», запрещённая в США и других цивилизованных странах, порождает главный вопрос, — вопрос о происхождении денег. Потому-то у бизнесменов и прочих участников экономических процессов спрашивают: «Откуда у вас деньги?»

Если некто — бизнесмен, активно занимающийся предпринимательской  деятельностью, и у него есть деньги – это логично и допустимо. Однако  если денежные суммы «появились, будто откуда ни возьмись» – из банков, к примеру, начинают поступать  вопросы и прямые указания подтвердить происхождение этих денег. Не можешь подтвердить — значит, деньги поступили незаконным путём. Господин Рокфеллер недаром говорил: «Могу отчитаться за любые деньги, кроме первого миллиона». А Оноре де Бальзак написал в назидание: «За каждым большим состоянием стоит преступление».

 

⚑   Итак, господа читатели, в данном тезисном докладе была рассмотрена прототипология и история возникновения феномена «экономика». Осмысленные парадигмы экономического  генезиса позволяют напрямую ответить на вопросы класса «почему мы живем в таком обществе, в этих экономических условиях, что значит «общее соглашение», и почему некие люди пришли к власти».

Единовременно, преследуя цели научного размышления, авторы считают необходимым отметить, что установленный «экономический порядок» продолжает работать без своих создателей.

Итак,  миром правят не люди, но порядок. Этот порядок и называется «экономика».

ЭКОНОМИКА = общественные условия + комплексное общественное соглашение + некие институты и механизмы + пользователи/участники (с разными статусами) + объём, образующий особую экономическую среду.

 

 

Статья была подготовлена для конференции “Настоящая жизнь и настоящая экономика”  15-20 мая 2021

Авторы: 

  • PhD. Олег Мальцев — ученый, писатель, стратегический консультант. Член президиума и академик Европейской Академии наук Украины. Руководитель НИИ «Памяти», им. Г.С.Попова
  • Ирина Лопатюк — член-корреспондент Украинской академии наук и НИИ «Памяти». Член специального научного подразделения «Экспедиционный корпус»